Семь плюс пять

Самая успешная программа лекобеспечения «7 высокозатратных нозологий» (7 ВЗН) будет расширена почти вдвое. Но с этим связаны и дополнительные риски, предупреждают эксперты. Уже сейчас больше половины участников программы испытывают проблемы с получением лекарств по основному заболеванию. А с включением в федеральную программу препаратов второй линии, абсолютный дефицит бюджета программы будет ощущаться все сильнее.

Существующий список высокозатратных нозологий выглядит так: гемофилия, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, злокачественные новообразования лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей, рассеянный склероз, а также помощь людям после трансплантации органов или тканей. Со следующего года, согласно изменениям, внесенным этим летом в федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», перечень высокозатратных нозологий пополнят еще 5 заболеваний: гемолитико-уремический синдром, юношеский артрит с системным началом, мукополисахаридоз I типа, мукополисахаридоз II типа, мукополисахаридоз VI типа.

Программа, сохраняющая жизни

Результатам и перспективам федеральной программы был посвящен форум «10 лет программе 7 нозологий», прошедший в пятницу по инициативе Всероссийского союза общественных объединений пациентов. Десять лет назад российские власти сделали очень важный шаг, запустив федеральную программу «7 ВЗН», за это время был накоплен уникальный опыт для всей отечественной системы здравоохранения по централизованному сопровождению лечения тяжелых групп пациентов. «Программа сохраняет жизнь сотням тысяч людей. Если бы не она, некоторых из присутствующих в зале уже просто не было бы. За эти годы выросло качество жизни пациентов с гемофилией ­– 46% из них работают, этот показатель двукратно вырос с 2008 года», – рассказал сопредседатель Всероссийского союза пациентов, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев.

С другой стороны, отмечали эксперты, в мире появились препараты второй, инновационной линии, а также возможности патогенетического лечения (когда лекарственный препарат устраняет какое-то звено патогенеза наследственных заболеваний) заболеваний, не входящих в программу.

Включение пяти дополнительных заболеваний в программу «7 ВЗН» позволит закупать лекарства для их лечения за счет федерального бюджета, а не за счет регионов. Речь идет о сумме порядка 7 миллиардов рублей ежегодно. И это очень хорошо для пациентов: по официальным данным, исполнение федеральной программы составляет 98%, в то время как средняя обеспеченность больных по программам, возложенным на плечи субъектов РФ, гораздо ниже и сильно разнится в зависимости от региона.  

«Мы ожидали увидеть более благополучную картину»

Впрочем, далеко не все гладко и с федеральными льготниками.На Форуме были представлены результаты исследования качества жизни и экономики программы «7 ВЗН». Как показал анализ 956 анкет пациентов – участников программы, 52% из них испытывают проблемы с получением лекарств даже по основному заболеванию. 67% респондентов приходилось менять препарат для лечения основного заболевания от двух до десяти раз. Среди других проблем пациенты называли доступность инновационных препаратов, сохранение схем лечения, возможность социальной реабилитации и проблемы с получением препаратов в стационарах. «Будем говорить откровенно: пациенты везут в сумках нужный препарат для того, чтобы им оказали помощь в стационаре», – заявил Жулев.

Кроме того в разных группах пациентов разнится и уровень доступности препаратов. По словам Жулева, начиная исследование, его авторы ожидали увидеть более благополучную картину. Но, видимо, внесли свой вклад одна-две нозологии, больные которыми испытывают наибольшие материальные трудности, связанные с приобретением лекарств. В частности, о таких трудностях сообщили 85% больных рассеянным склерозом.

«Злоупотребления на местах»

Дискредитируют программу и «злоупотребления на местах», в частности, факты нерационального распределения препаратов. Об этом рассказала директор Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава России Елена Максимкина. В качестве примера она привела минздрав Калининградской области, подавший заявку на один из наиболее дорогостоящих препаратов  (леналидомид) для 20 пациентов. При этом 12 из них не были жителями региона. А в Санкт-Петербурге Росздравнадзор обнаружил 104 невостребованные упаковки препарата стоимостью более 50 млн рублей. И при этом многие пациенты в разных регионах получают значительно меньшее число упаковок препаратов, чем надо, или не получают их вообще. «Это к вопросу о том, насколько эффективно мы тратим даже те ресурсы, которые у нас есть», — отметила Максимкина.

Но, в любом случае, программа «7 ВЗН» доказала свою эффективность – за счет централизации и грамотного управления. Тем более, что за 10 лет число пациентов в федеральных регистрах выросло в 10 раз (за счет увеличения числа нуждающихся – на 8-16% в год и роста продолжительности их жизни), а финансирование растет практически лишь на уровне инфляции. Так, в 2011 на эту программу было выделено 38,2 млрд рублей, в 2014 – 40,5 млрд рублей, в 2018 – 43,6 млрд рублей.

Дополнительные риски

Между тем, по словам Максимкиной, в этом году в федеральную программу было включено беспрецедентно большое количество препаратов второй линии. А это значит, что абсолютный дефицит бюджета программы будет ощущаться все сильнее. Дополнительные риски создает и расширение программы «7 ВЗН». По оценке сопредседателя Всероссийского союза пациентов, президента Общероссийской общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом Яна Власова, в нынешнем году недофинансирование программы уже составило 7 млрд рублей. В следующем году дефицит средств программы достигнет 10,7 млрд рублей, а в 2020 году – 15 млрд рублей. И уже появились обращения со стороны пациентов  в суды.

О тех, кто остается «за бортом» программы «7ВЗН», то есть пациентов, попадающих под действие программ «24 редких заболеваний»,  напомнила Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. По ее словам, обеспечение лекарственными препаратами детей с орфанными заболеваниями, ответственность за которые лежит на субъектах РФ – причина множества жалоб из регионов. И это не справедливо, дорогостоящие лекарства для детей со всеми редкими заболеваниями следует закупать централизованно, считает омбудсмен. Она предложила чиновникам и членам пациентских сообществ представить свои инициативы на рассмотрение Экспертного совета при Уполномоченном, заседание которого состоится 22 ноября.

Сами власти намерены решать эту проблему за счет импортозамещения. На сегодняшний день 40% лекарственных препаратов в программе высокозатратных нозологий – отечественного производства, заявил зам. министра промышленности и торговли Сергей Цыб. На момент старта программы «7ВЗН» в России производился лишь один такой препарат. Сейчас в программе из 27 международных непатентованных наименований  19 уже выпускаются в России на производстве полного цикла. По данным Цыба, это дало 7 млрд рублей экономии за 5 лет, позволило увеличить число обеспеченных лекарствами пациентов. В том числе, речь идет и об инновационных моноклональных антителах. «Орфанные заболевания дали толчок для технологического развития фармацевтической отрасли, – отметил Цыб. – Мы и дальше будем развивать компетенции с учетом новых пяти нозологий, по которым ряд продуктов уже находятся в стадии клинических исследований».

Источник: medportal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *